Бавлы.RUнеофициальный сайт города Прогноз предоставлен Гидрометцентром России
11.0512.0513.05
Облачно, небольшой дождьОблачно, небольшой дождьОблачно, небольшой дождьОблачно, небольшой дождьОблачно, небольшой дождьОблачно, небольшой дождь
11 °C3 °C15 °C0 °C12 °C1 °C
 1  2 
Военные смеются ( Автор: Radimir)
Radimir
Администратор
( Автор темы )
написано 06.12.2008 10:50:05
Здесь вам не тут - здесь вас быстро отвыкнут водку пьянствовать, а то у вас итак нос красный, как огурец.

Живете как свиньи в берлоге.

Сержант! У вас дневальный не стрижен, на ушах висит.

Короткими перебежками от меня и до следующего дуба бегом марш!

Опять сапоги нечищены? Сапоги надо чистить с вечера и утром надевать на свежую голову.

Откусывайте маленькими глоточками.

Шапка нараспашку.

Ваша кровать - это ваше лицо рабочего места.
Radimir
Администратор
( Автор темы )
написано 06.12.2008 10:59:32
Бегом на плац и убрать пыльные лужи!

Сейчас я соберу узкий круг ограниченных лиц, разберусь как следует и накажу кого попало, и не посмотрю офицер это или майор какой-нибудь.

Доложить о наличии людей. Кто не все, того накажем.

Когда курсанта вызывают он должен встать и покраснеть.

Как вы строитесь?! Бежите один по одному!
Radimir
Администратор
( Автор темы )
написано 06.12.2008 11:05:01
Нельзя все ломать, надо на чем-то сидеть.

Значение синуса в военное время может достигать четырех и даже пяти!

Эй вы трое! Идите оба ко мне!

Что вы, товарищ курсант, такой неровный квадрат нарисовали? Вы что, дальтоник?

Что вы за ногти на ногах отрастили - как у орла, хоть по деревьям лазай.

Всех отсутствующих построить в одну шеренгу!

Хвойный лес горит лучше чем лесистый.

Товарищ курсант! Не делайте умное лицо, не забывайте, что вы будущий офицер!
Radimir
Администратор
( Автор темы )
написано 06.12.2008 11:16:09
Что за свинья прошла здесь?! Корова что ли?!

Не тяните резину в долгий ящик.

Взвод вышел на опушку деревьев.

Тут один комик подходил, спрашивал можно ли это заменить на то, я ему сказал нет, сначала там, потом здесь.

Лицо на фотографии должно быть квадратным.

Что такое решетка? Это металлический лист с прорубленными в нем отверстиями.

Стрижка должна быть как у меня: сзаду - наголо, а спереду - как сзаду.

Почему ботинки не бритые? Ах, это унты! Все равно побрить!

Товарищи курсанты! На этот счет существует два мнения: одно - мое, другое - ошибочное.
Radimir
Администратор
( Автор темы )
написано 05.06.2009 08:05:02
В середине семидесятых годов прошлого века я проходил срочную службу в рядах Советской Армии, в одном элитном воинском подразделении - строительном батальоне (т.н. стройбат). В первые пару месяцев я выполнял фукции андроидного экскаватора, а потом командование части узнало о моей способности рисовать и умении писать плакатным пером. И я начал работать художником-оформителем при штабе части. У меня была небольшая комнатка-мастерская, которую я делил с штабным плотником Мироном Магурой. Мирон сколачивал стенды, а я вдыхал в них высокое идейно-политическое содержание. Мы подружились, называли друг друга кумами и жили душа в душу. Комнатка напротив нашей мастерской являлась резиденцией освобожденного секретаря ЛКСМ (Ленинский коммунистический союз молодежи) нашей части прапорщика Ширинкина - неплохого в сущности человека, которого губили страсть к крепким напиткам и декреативная инициатива. У прапорщика было простое и честное лицо второстепенного героя советского кинофильма производственной тематики, только нос, пожалуй, был несколько великоват и мясист - напоминал по форме грушу, изогнутую в форме утиного клюва.

Рано утром к нам в мастерскую врывается взмыленный прапорщик Ширинкин, кидается к зеркалу и озабоченно смотрится в него.
- Ара, у тебя грим есть? - не глядя на меня, спрашивает прапорщик (меня он называл традиционным для всех армян в армии именем Ара).
- Никак нет, товарищ прапорщик! А для чего вам грим?
- Да вот, понимаешь, вчера был на хоккее, сидел в плащ-палатке, и когда прикуривал, спичкой нос обжег. Скоро к командиру идти, а он заметит и опять начнет...
Тут Ширинкин весьма похоже изобразил рявканье нашего бравого подполковника:
«Шта, Ширинкин, опять к бабам полеззз? Поцарррапали?»
- Вот, посмотри!
И Ширинкин, вытянув шею, представил моему взору свой утиный носик. На кончике носа строго по центру располагалось небольшое красное пятнышко. Зная, какие несовместимые с образом политработника раны обычно наносят Ширинкину его бабы, я не представлял себе, что этот крохотный ожог может вызвать интерес у командира части. Но Ширинкина это не утешило. Он настаивал на немедленной косметической операции и слезно просил узнать насчет грима у завклубши. У завклубши грима тоже не оказалось.
- В общем, товарищ прапорщик, я вам могу только гуашью замазать, но результат не гарантирую.
- Мажь! - возопил Ширинкин с интонацией Кисы Воробьянинова, когда тот кричал Бендеру «Брейте!»
Ширинкин уселся на стул и вытянул шею. Магура, который во время этого разговора только добродушно усмехался и давал не лишенные смысла советы, понял, что предстоит исключительное зрелище, занял позицию сбоку. Я взял набор гуаши и стал подбирать колер к богатому и сочному цвету лица секретаря ЛКСМ. Кум Магура с интересом наблюдал за моими манипулящиями.
Гуашь содержит белила и подобрать нужный цвет этими красками довольно трудно. Да и «баланс белого» на лице прапорщика в результате потребления водочки был настроен с явным преимуществом красного и назвать цвет его лица телесным мог только последний из могикан. Это был очень сложный, сочный и насыщеный букет - пурпур с оттенками переспевшей вишни, легкими нотками голубики и почти неощутимым послевкусием земляничных ягод. Периодически я подносил палитру к лицу прапорщика и сравнивал свой гуашный букет с оригинальным. Наконец нужный колор был накупажирован. Ширинкин уже весь извелся на табурете, да и кум жаждал начала представления.
Мне никогда до этого не доводилось красить нос секретарям ЛКСМ, поэтому я старался получить от процесса максимум удовольствия. Чтобы не замарать гуашью честь мундира офицера (ну, почти офицера), на Ширинкина была накинута белая тряпочка. Получилось что-то вроде слюнявчика, и Магура не преминул заметить, что эта деталь туалета прапорщику очень идет и даже молодит его.
На меня что-то нашло, наверное, это был потный вал вдохновения, но плотность его была сильно разбавлена приступами смеха, с которыми я пока справлялся.
Я вел себя как настоящий художник. Я отошел на шаг, прищурился и, вытянув руку с кисточкой, внимательно посмотрел на прапорщика. Я увидел секретаря ЛКСМ воинской части, живого прапорщика в парадно-выходной форме, с погонами, со звездочками, с белым слюнявчиком, сидящего на табуретке посреди комнаты с вытянутой шеей и ожидающего, когда ефрейтор начнет красить ему нос.
Больше держаться не было сил. Я почти рыдал от приступов хохота и никак не мог взять себя в руки и сделать первый мазок. Кум, который тоже оценил комизм ситуации, бушевал где-то около шкафа с красками, периодически ударяясь об него головой. Звуков он почти не издавал, только попискивал «и-и-и! и-и-и!»
Ширинкин сидел, кося на нас злыми глазами, и тихо матерился, объясняя, что он со мной сделает, если я не приступлю к работе прямо сейчас.
Наконец я собрался с силами и мазанул кисточкой по прапорщикову носу. То, что произошло после этого, добило меня окончательно - гуашь (а это краска на водной основе) не пожелала ложится на жирный нос секретаря ЛКСМ, свернулась в каплю и спрыгнула на слюнявчик. Несколько минут мы с кумом бились в истерике, потом я очнулся и попросил прапорщика сбегать в туалет и хорошенько помыть нос с мылом. Тот помчался к умывальнику. Когда он вернулся, мы уже успокоились и я нашел в себе силы для дальнейшего творчества. Несколькими умелыми мазками я закрасил точку ожога и Ширинкин кинулся к зеркалу. Цвет был подобран идеально. Ширинкин был страшно доволен, и глядясь в зеркало, все время приговаривал:
- Зашибись! Зашибись!
(На самом деле он повторял немножко другое слово).
Но у гуаши есть одно противное свойство - после высыхания она светлеет. За время, пока Ширинкин вертелся вокруг зеркала, гуашь высохла и теперь возникало впечатление, что к красному носу прапорщика пришили аккуратную бежевую пуговицу. Кум, увидев эту метаморфозу, опять закатился под шкаф, а Ширинкин изменился в лице (уже не только в прямом, но и в переносном смысле).
- Ара,.. что это такое, ..... ..... .....?!
- Она подсохла и посветлела, товарищ прапорщик...
- Я, бл.., вижу, что она, бл..., посветлела! Что мне, бл...., теперь с этим, бл..., делать?! Как ей, бл..., опять, бл..., потемнеть, бл...?!
От волнения прапорщик забыл все остальные матерные слова.
И тут меня осенило! Идея была дерзкая и смелая, но как отнесется к ней прапорщик?
- Можно покрыть лаком, тогда цвет вернется, - робко предложил я.
Кум Магура, который же не пытался встать, представил себе лакированый нос секретаря ЛКСМ и сложился пополам как от ранения в живот.
Прапорщик бросил на меня мечтательный взгляд, в котором жгучее желание убить меня немедленно боролось с желанием убить меня немедленно после обработки носа лаком. Наконец здравый смысл победил.
- Мажь.
Лак у меня был только ацетоновый. Это и сгубило прапорщика.
Нет, поначалу все было великолепно. Ширинкин опять завертелся перед зеркалом и завел старую пластинку:
- Зашибись!.. Зашибись!..
А лак тем временем подсыхал и постепенно стал стягивать кожу на носу прапорщика в слегка сморщенный холмик. Процесс происходил незаметно, но к его завершению нос Ширинкина, который и раньше напоминал слегка отвислую женскую грудь, увенчался для полного сходства сочным эрегированным соском.
Ширинкин был близок к истерике. Кум (как мне казалось) тихо скончался под столом.
- Бл.......иии! С…иииии! - ревел Ширинкин, - что я с этой сиськой теперь буду делать?!
Тут кум очнулся и застонал: Ии.... Ли-и... Ли-и...
Он никак не мог закончить предложение. Наконец получилось.
- Лииифчик сшейте! - предложил кум и опять рухнул на пол.
- Ара, сотри этот лак пока я вас с Магурой не убил! - орал Ширинкин. Он уже совершенно обалдел от резких переходов по формуле «отчаяние-блаженство-отчаяние».
Я стал стирать лак тряпочкой, смоченной в ацетоне. Но нежная, деликатная кожа на носу прапорщика за последние полчаса вынесла грубое мытье холодной водой, стирку хозяйственным мылом, втирание гуаши и покрытие лаком. Чистого ацетона кожа перенести уже не смогла и стала сходить вместе с лаком. Через минуту на кончике носа была полноценная рана размером с двухкопеечную монету.
- Я с вами потом разберусь! - прошипел Ширинкин, сорвал слюнявчик и побежал в санчасть. До совещание у командира части оставалось около 10 минут. Мы видели, что у кабинета уже собрались военачальники в ожидании главного полководца. Наконец появился и сам командир.
- Ну что, все в сборе? А где Ширинкин? - гаркнул подполковник.
- Здесь я, здесь! - донесся с лестничной клетки голос Ширинкина, выскочившего из санчасти.
- Я уже здесь! Здесь я, товарищ подполковник!
Мимо нас резвым аллюром пронесся Ширинкин. Увидев его, у нас с кумом опять случился родимчик. Наш фельдшер по кличке Пинцет мало заботился об эстетике, он просто заклеил нос Ширинкина двумя длинными полосками лейкопластыря, крест накрест.
Ширинкин подгарцевал к командиру, резко осадил и метнул кость к черепу в воинском приветствии. Подполковник взглянул на честное лицо прапорщика и радостно загоготал:
- Шта, Ширинкин, опять к бабам полезззз?! Поцаррррапали?!
Radimir
Администратор
( Автор темы )
написано 05.06.2009 08:11:23
Командиp танка задает вопpос членам экипажа:
- Что главное в танке ?
- Оpyдие ,- отвечает один.
- Бpоня ,-говоpит втоpой.
- Гyсеницы ,-докладывает тpетий.
- Hет ,товаpищи ,- говоpит сеpжант, - Главное в танке - не пердеть!
Radimir
Администратор
( Автор темы )
написано 30.06.2009 08:03:46
История эта произошла скажем так давно. Рассказывал её подполковник Бойко. Ну, а я по памяти её и воспроизведу.
В авиационном училище он обучался в то время, когда летать учили на По-2.Машина неказистая, зато надёжная. Недаром всю войну отвоевала, да не одно поколение пилотов на крыло поставила.
Инструктор имел свой коронный метод обучения, почувствовав, что курсант готов вести самолёт, вынимал морской болт крепивший ручку управления, и постучав курсанта по плечу, показывал ему палку. А потом выбрасывал эту ручку за борт.Курсанту ничего не оставалось, как самостоятельно производить посадку.Надеятся было не накого.Хочешь жить,посадишь.Но ведь как говорится,на что-то хитрое, всегда есть болт с винтом.Или пройдоха курсант.
Очередной курсант,почувствовав,что сегодня инструктор покажет ему фокус с ручкой управления,ломанулся в ПАРМ(полевая авиаремонтная мастерская). Выпросив ручку,просвистел до самолёта и сунул её в кабину.А потом с наглой мордой предстал перед инструктором.К полёту готов.Полетели.После второго разворота инструктор как обычно постучав курсанта по плечу,показал ему палку и выбросил её за борт.Курсант кивнул инструктору,что всё понял и нагнулся в своей кабине.Выпрямившись показал инструктору свою палку, и так же отправил её за борт.Глаза у инструктора стали квадратными.Проорав всё, что он думал о курсанте,инструктор первым вылетел за борт.
А курсант спокойно посадил По-2 самостоятельно.Инструктор же с сердечным приступом загремел в госпиталь.
Radimir
Администратор
( Автор темы )
написано 30.06.2009 08:05:20
Дик и Дембель

Дик - это очень большой дворняг. Лохматый, в исполнении "под овчарку" и, как любая армейская псина, веселый и заласканный донельзя.
Жил Дик на позиции, никогда ее не покидал, ночью помогал часовым караулить, а днем принимал активнейшее участие в боевой работе. Правда посты заправок "Г" и "О" обходил десятой дорогой.
Умный пес.
Но был у Дика свой пунктик. Пес совершенно не переносил присутствия на своей территории посторонних животных. Сморщенный нос, пена на зубах, низкое горловое рычание или скорее рокот.
Окрестные кошки и собаки даже помыслить не могли о визите на позицию. Под клыками Дика полегли несколько лис, пара куниц, барсук и даже, невесть откуда взявшаяся, норка.
Крысы учету не поддавались. Окрестные вороны при появлении Дика старались каркать потише.
Как-то после обеда офицеры сидели в курилке. Дик наворачивал свое любимое блюдо, пшенную кашу, сваренную со шкурками от сала. Между прочим, специально для него приготовленную поваром Тягнибоком. И вдруг из близжайших кустов вышел крохотный и худой рыжий котенок, прошел под Диком и сунул морду в миску. Дик перестал чавкать. У всех перехватило дыхание. Все понимали, что сейчас произойдет, и понимали, что ничего уже сделать нельзя.
Но случилось совсем неожиданное. Дик медленно опустился на живот, так что котенок оказался у него между передними лапами, лизнул котенка и положил башку на правую лапу. Котенок, не вынимая мордочки из миски, задрал куцый хвостик и привалился боком к Диковой щеке.
Котенку было присвоена кличка, естественно, Дембель, и он был поставлен на котловое довольствие.
Дик и Дембель не разлучались почти никогда. Вместе они представляли собой весьма трогательную и смешную картину. Впереди, гордо задрав хвост, шествует яркий как огонек, рыжий до оранжевости, маленький Дембель, а сзади огромный, пыльно-серый, улыбающийся Дик.
Где-то через пару месяцев, раздраженно швырнув на стол курилки фуражку, генерал - проверяющий из штаба армии разносил командира дивизиона.
На простом и понятном русском языке генерал сообщал командиру, что он, генерал, будет писать рапорт в финансовое управление министерства Обороны на предмет прекращения выдачи командиру денежного довольствия. Тех зарплат, которые командир получает от НАТО, ЦРУ и Пентагона, командиру вполне должно хватать на жизнь. К тому же, судя по состоянию дел на дивизионе, в каждой из этих организаций командир получает минимум полторы ставки.
Но вот, он, генерал, получает только одну, в родной Советской Армии и поэтому...
Тут генерал повернулся к столу и увидел Дембеля, уютно устроившегося внутри генеральской фуражки. Генерал протянул руку и Дембель, вывернувшись на спину, потянулся лапками с растопыренными пальцами и громко замурчал. Погладив теплый кошачий животик, генерал отмяк душой, перестал воспитывать командира во все дыхательные и пихательные, и с непостижимой скоростью заглотив "на посошок" 0,5 коньяку, убыл без последствий для дивизиона.
На вечернем разводе командир мрачно заметил, что если б найти еще пару таких котов для укомплектования трех восьмичасовых смен, то всех остальных можно с чистой совестью гнать в шею. Кроме, понятно, начальника столовой. Никаким котам, сколько б их не было, нипочем столько не украсть.
Прошел примерно год. В конце апреля погода баловала. Начкар старлей сидел возле распахнутого настежь окна и писал конспект. Осенью он собирался в академию. В окно заглядывал свежий ветерок, пели птицы, лепота и благорастворение воздухов.
С правой стороны от второго поста сухо треснул пистолетный выстрел. Когда на посту, охраняемом солдатом с карабином, раздается выстрел из пистолета и больше ничего не раздается, то все очень плохо. Заорав "Караул! В ружье!" старлей, не тратя времени, сиганул через окно, на лету выдирая из кобуры "Макаров". На одном дыхании добежав до поста, старлей еще издали увидел часового. Часовой находился на краю оврага в положении "для стрельбы лежа". Карабин часового был направлен в овраг, а сам часовой, вытянув шею, вертел во все стороны головой.
"Живой!" - отлегло у старлея. Рядом, комично повторяя позу часового, лежали Дик и Дембель и тоже синхронно крутили мордами. Не добежав пару шагов, начкар плюхнулся на живот, и проскользив по траве, вдавил голову часового в землю. Затем очень осторожно, сначала стволом пистолета, а потом глазами заглянул в овраг. В овраге не было ничего. Нет, там конечно было ЧЕГО. Там были две раздавленные пластмассовые бочки, несколько поломанных столов из учебного класса, с десяток насквозь проржавевших шар-баллонов, еще какой-то хлам. Но вот кроме этого там не было ничего. И никого. И спрятаться там не мог никто, будь он чуть крупнее ежа. Старлей перевел взгляд выше. На том краю оврага за колючей проволокой простиралось колхозное поле.
Вот на нем точно не было ничего и никого. До самого горизонта. Старлей поднялся, сзади по бетонке прогрохотало множество сапог.
- Проверить остальные посты!, - не поворачиваясь, распорядился начкар. Сапоги угрохотали обратно.
- Докладывай, - обратился старлей к часовому.
Доклад был короток. Часовой проверял печати на дверях сооружения номер семь. Услыхал в овраге выстрел, дослал патрон в патронник и побежал к оврагу. Из-за того воооон дерева заглянул в овраг. Ничего не увидел, но на всякий случай лег на землю и подполз к оврагу. Все.
Начкар взял у часового подсумок и карабин. Все патроны были на месте, выстрелом от карабина не пахло. Старлей вытащил шомпол, и намотав на него свой носовой платок, поелозил в стволе.
Масло, никакого нагара. Подошедший разводящий доложил, что на остальных постах все в порядке. Начкар распорядился продолжать службу и пошел к караулке.
Второй выстрел раздался, когда старлей взялся за ручку двери. Все повторилось за исключением того, что часовой стоял под деревом с карабином на плече, Дик лежал рядом, а Дембель умывался, сидя на пеньке. Начкар молча глянул на часового, часовой так же молча пожал плечами.
До вечера было еще три выстрела. Ночь прошла спокойно, зато завтра выстрелов было уже семь.
Вечером четвертого дня на построении командир сказал, что, дескать, он конечно понимает, бессмысленность вопроса , но все-таки спросит. Нет ли на дивизионе желающих съездить в отпуск суточек так на десять, предварительно раскрыв страшную тайну овражной стрельбы?
Строй замер. Тишину нарушил зампотех, грустно сообщив, что ждет отпуска уже третий год. Поэтому завтра после утренней поверки он сбегает в овраг и там застрелится.
Назавтра после обеда к командиру подошел ефрейтор Акимов, и спросив разрешения обратиться, тут же обратился. С вопросом. Не знает ли тащ подполковник в какое время отправляется поезд на малую родину Акимова город Крыжополь?
- Рассказывай, - потребовал командир.
- Никак нет. Надо показать.
Свистнув того самого старлея-начкара, командир пошел за Акимовым на позицию. Дик с Дембелем тут же обеспечили сопровождение. В овраге Акимов показал на поломанный, косо стоящий стол. Сделанная из толстой фанеры столешница была переломана пополам. Кусок валялся отдельно, но нижний слой фанеры торчал приблизительно на полметра за край излома.
Акимов оттянул пальцем кусок и отпустил. Раздался сухой треск пистолетного выстрела. Командир глянул на старлея. Тот кивнул и сам несколько раз щелкнул фанерой. Потом кивнул уже совсем уверенно.
- И кто... - начал было командир, но тут Дембель внес ясность. Запрыгнув на край стола, он проехал на попе сначала по столешнице, а потом по куску фанеры и приземлился на гору прошлогодних листьев. Раздался выстрел, а Дембель гордо посмотрел на присутствующих. Дескать, ну как я?
Помолчали. Командир повернулся к Акимову:
- Тебе ведь домой уже? Иди, собирайся, завтра едешь в отпуск с последующей демобилизацией.
Акимов умоляюще посмотрел на командира.
- Таааащ подполковник, а нельзя сначала в отпуск, а потом на дембель?
- Так ведь послужить придется?
- Послужим!
Командир усмехнулся.
- Ладно, раз обещал, но смотри, поймаю кого - дембель в июле через губу.
- Да хер там... Ой, тащ подполковник, извините, я не то... да мы и не думали...
Старлей в голос заржал. Командир подавил смех.
- Вот поймаю, тогда посмотрим там или не там.
Все закончилось благополучно, отвальная прошла тихо. Только наутро у дедов и дембелей были красные глаза и докладывали они как-то в сторону. Коту Акимов привез из отпуска много рыбных консервов и большой кусок сала, а Дик получил целую посылочную коробку копченых костей.
Radimir
Администратор
( Автор темы )
написано 15.09.2009 11:39:04
вы дозвонились в военкомат. Если хотите служить в армии нажмите "звездочка", если нет нажмите "решетка"...
Гость
Прохожий
написано 04.08.2011 18:39:10
Сайт нашего города Бавлы116.рф, админ не надо бояться конкуренции, а просто заниматься своим сайтом
 1  2 
Отменить форматирование Жирный шрифт Курсив Подчеркивание Зачеркнуто
Задать цвет
Выбрать цвет
Вставить ссылку Вставить внешний рисунок Цитата Программный код Зафиксировать формат
Улыбка Подмигивание Смех Улыбка в 32 зуба Дразнить Сходка Здорово! Плохо Удивление Огорчение Раздражение

Авторизация

Реклама

Панель авторизации

Регистрация
Забыл пароль
Посетителей за час:
144